Маэлгон (maelgon) wrote,
Маэлгон
maelgon

Categories:
  • Music:

Рога и копыта

Предварял появление нижеприведенных строк следующий диалог в ыРКе:

5/9/2005 14:59:24, fud0
У меня идея

5/9/2005 14:59:39, Маэлгон
*недоверчиво* Да ладно тебе шутки шутить!

5/9/2005 14:59:54, fud0
Давай ты в следующий раз напишешь про козлов. А то вороны были, волки были, змеи были :)

5/9/2005 15:00:51, Маэлгон
Ага, и примечание в начале сделать - а тот, кто уйдет, не оставив комментарий, присоединится к героям сего поста. %)

5/9/2005 15:01:14, Маэлгон
И эпиграф звучный: fud0 посвящается..

И подумалось мне, что доля пресловутой сермяжной истины в словах моего собеседника несомненно присутствует – и эти благородно-рогатые животные также имеют право на признание и собственную толику известности, пусть даже они и не славны столь громкими деяниями в мифологической среде, как иные представители животного мира. Кроме того, было жалко дать пропасть такому хорошему эпиграфу понапрасну.

Итак, Фуд0 посвящается…


Козлы, как они есть

“Мифологические представления о К. подчёркивают прежде всего его исключительную сексуальность (в сниженном виде - похотливость) и плодовитость. Отсюда его связь с божествами и другими мифологическими персонажами, олицетворяющими эти качества, - литовским Перкунасом, славянским Перуном, скандинавским Тором - вплоть до громовержца в так называемом основном индоевропейском мифе, а также божествами, так или иначе связанными с плодородием, в частности с буйной растительностью - Пушаном у индийцев, Пушкайтсом у пруссов (Пушкайтс связывается с бузиной, которая в других традициях, например у румын, соотносится с козлом), Паном у греков (имена Пана, Перуна, Пушкайтса, вероятно, восходят к общему индоевропейскому корню pus, «расцветать, делать плодородным»). Аспект плодородия подкрепляется также свидетельствами, почерпнутыми из ритуальной сферы. Козел связывается и с нижним миром и тем самым с жертвоприношением особого рода: по славянским поверьям, водяного можно умиротворить шерстью чёрного козла, злой домовой мучает всех животных, кроме козла и собаки; у некоторых народов во время похоронного обряда чёрный козёл приносился в жертву, чтобы служить умершему пищей, которая поможет ему возродиться”.
“Мифы народов мира”

В мифологии и воззрениях древних кельтов козел считался символом плодородия. Козла часто изображали рядом с римско-кельтским богом Меркурием, причем козел в некоторых аспектах был взаимозаменяемым символом с бараном, также считавшимся олицетворением плодородия. Как и баран, козел неизменно ассоциировался с агрессивностью, в частности - сексуальной. Рогатые боги - не редкость в культуре кельтов. Нередко такие рога напоминали бараньи, а еще чаще - оленьи; иногда на головах божеств красовались и козлиные рога.

У древних славян козел был жертвенным животным и воплощением плодородия. Он относился к «чистым» животным, способным отгонять вредоносные силы. Его шерсть использовали как оберег от насылаемой колдунами порчи, болезни. Козел принадлежал к любимцам Домового.
Однако, христианская церковь утвердила отношение к козлу как к животному "нечистому". Это предание стало настолько устойчивым, что саму нечистую силу и Сатану стали изображать в виде козла или с козлиными рогами, ногами и копытами, бородой.

С середины. 6 в. до н. э. щит-эгида из козьей шкуры становится постоянным атрибутом Афины; ежегодно на Акрополе в жертву Афине приносился козёл, шкура которого как эгида возлагалась на статую богини.

Одним из кенингов, описывающих бога Тора, наряду с “страж Мидгарда”, “муж Сив” и “убийца змея”, был “хозяин козлов”. И Тор не хватался в гневе за свой Мьелльнир – так как его колесницу и в самом деле тянули два козла (аналогичные ездовые животные были у Пушана, Перкунаса, Перуна) – Тангниостр и Тангриснир. Помимо своей выносливости, эти рогачи отличались еще одним ценным свойством – служили источником неиссякаемой пищи. Тор, останавливаясь на ночлег, убивал козлов и жарил их на ужин, оставляя кости нетронутыми, а затем возвращал их к жизни.

Амалфея – коза, вскормившая своим молоком младенца Зевса на Крите, где его спрятала мать Рея, спасая от Кроноса. Случайно сломанный рог козы Зевс сделал рогом изобилия, а ее вознес на небо (звезда Капелла в созвездии Возничего). Впоследствии шкура Амалфеи, натянутая на щит, служила Зевсу защитой в борьбе с титанами.

Козлопричастные

“С нимфами светлыми он — козлоногий, двурогий, шумливый—
Бродит по горным дубравам, под темною сенью деревьев.
Нимфы с верхушек скалистых обрывов его призывают,
Пана они призывают с курчавою, грязною шерстью,
Бога веселого пастбищ”.

“Гомеровские гимны. IX. К Пану”

Пан - сын нимфы Дриопы (дочери Дриопа, "дубовидного") и Гермеса (вариант: сын Пенелопы и Гермеса; Apollod. epit. VII 38). Он родился в Аркадии. Дриопа ужаснулась, увидев сына, заросшего волосами и бородатого. Однако Гермеса и богов-олимпийцев его вид развеселил, и они нарекли младенца Пан (то есть "понравившийся всем", греч. p a n, "всё"). Вместе с сатирами и силенами Пан в числе демонов стихийных плодоносных сил земли входит в свиту Диониса.
Как истинный спутник Диониса, Пан миксантропичен: он козлоног, с козлиными рожками, покрыт шерстью. Он известен своим пристрастием к вину и веселью. Раннее христианство причисляло Пан к бесовскому миру, именуя его "бесом полуденным", соблазняющим и пугающим людей. В римской мифологии Пану соответствуют Фавн (покровитель стад) и Сильван (демон лесов).

Сатиры – в греческой мифологии демоны плодородия, составлявшие с силенами свиту Диониса. Книзу от пояса они — козлы; туловище, руки и лицо — человечьи и обросшие шерстью. На лбу — рожки, уши остроконечные и орлиный нос. Это полуживотные природные демоны, действуют как размноженные изображения бога пастухов Пана и одновременно как античные варианты народных сказаний о диких людях. Подобно йети из центральноазиатских сказаний, они враждебны к людям. Но крестьяне их почитали и приносили им жертвы.

“Первое упоминание о Химере находится в шестой песне "Илиады". Там написано, что она была божественного происхождения — перед льва, туловище козы, хвост змеи; она изрыгала из пасти огонь, и убил ее, как и было предсказано богами, Беллерофонт, сын Главка, скачущий на крылатом коне Пегасе.

Юноше Беллерофонту убить заповедал Химеру
Лютую, коей порода была от богов, не от смертных:
Лев головою, задом дракон и коза серединой,
Страшно дыхала она пожирающим пламенем бурным.


Голова льва, брюхо козы и хвост змеи — таково самое естественное ее описание, содержащееся у Гомера, однако «Теогония» Гесиода приписывает ей три головы, и так она представлена в знаменитом бронзовом изваянии из Ареццо, датируемом V веком. Посредине хребта у нее козья голова, на одном конце змеиная, на другом — львиная. Химера считалась дочерью Ехидны и чудовища из преисподней Тифона, ее братом был адский пес Кербер (Цербер). Ее тройственное изображение воспринимается также как символ трех времен года, причем лев обозначает весну, коза — лето, а змея — зиму”.
Хорхе Луис Борхес “Бестиарий

**


BaaaaahНу и наконец – козел как составляющая часть мифологии уже современной, социальный символ среды, близкой и понятной, пожалуй, каждому кто читает эти сейчас эти строки. “Baaaaah”, says Frank the Goat – ведь именно он встречает каждого путника, забредшего на этот сервер, громогласно приветствуя новую душу, увязшую в тенетах данного сектора сетевой паутины.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments